Семена разума.

73И сказал он Пандоре:
«Не открывай ящик сей».
Но та не послушалась и открыла.
И вышли из ящика все страхи,
и ужасы, и напасти земные.

Две (а может и больше) расы посеяли на Земле свои семена. Росток сначала дало только одно из них. Сменялись тысячелетия. И теперь пришло время и другим семенам дать всходы.

Все произошло за три дня.

В первый день учитель биологии на урок о доисторических временах принес наглядное пособие -образцы горных пород, окаменелые остатки растений, камни на которых остались следы древних животных. Играя и балуясь один из учеников уронил продолговатый булыжник, который разбился на две неравные половины. Внутри оказалась маленькая, будто фиолетового стекла трубка. Как игла Кощеевой смерти, лежала она в недрах камня. И когда тот разбился, она не треснула, но замерцала изнутри, будто в ней заструился целый водоворот звезд. И в этом блестящем хороводе искр, отбрасывающем мертвенно-бледные тени на лица учеников, человечество причастилось тайн мироздания и мироуничтожения.
Учитель, который стоял в проходе и уже намеревался шагнуть в сторону камня, чтобы поднять его, оцепенел. Он словно натянулся на невидимых нитях, напрягся, стоя неестественно прямо. Стекла его очков блестели в унисон призрачному фейерверку и, казалось, что теперь у него огромные лиловые глаза, которые могут смотреть сквозь стены и души и видят все и всех.
Подростки тоже замерли на своих местах. Никто не поднялся посмотреть поближе на это сверкающее чудо. Наоборот, многие даже не повернули головы, будто ничего и не приключилось. Слова, смех, сопенье и шмыганье носом враз оборвались и в мертвой тишине свет казался слышным и осязаемым.
Так прошло некоторое время. Потом учитель, будто спохватившись, резким движением наклонился вперед и поднял куски камня двумя руками. Ловко соединив их, он словно выключил паузу у невидимого видеомагнитофона. И сразу вернулись привычные звуки, запахи, свет. Но дети сидели какие-то вялые, со странно отчужденными лицами, похожими на маски.
Их безразличие ко всему и стало основной причиной волнения их близких, когда они вернулись домой. Но, учитывая «трудный возраст» своих чад, родители решили ничего не предпринимать и списать эту странность на проблемы взросления молодежи. Волноваться им больше не пришлось.
Во второй день ученики класса собрались и ни слова не говоря, отправились в препараторскую к биологу, где и произошел второй сеанс облучения. Учитель передал детям, что они должны подготовить и привести своих родителей. Он подходил к каждому и внимательно смотрел в глаза. А там, сквозь зрачок, который занял почти всю радужную оболочку, были видны сиреневые искры, кружащиеся в бесконечном танце. Волнами понимания окутаны были учитель и ученики. Но это понимание уже было чуждо человеческому. Так, спустя пару часов, они разошлись по домам.
На третий день ученики пришли со своими родителями. Поведение взрослых наводило на мысль, что они находятся под гипнозом. Неверные, скованные движения, как у детей, которые только что научились ходить. Будто они только сейчас обрели свои тела и еще не привыкли к ним, как привыкают к новой, еще не разношенной одежде. Они были такие разные, но теперь они казались близнецами. И была одна деталь, которая их всех, родителей и их чад, объединяла. Их глаза были словно лиловые камни. В полнейшем молчании, так как слов они уже не употребляли, произошло третье облучение. Встав в круг, и засияв призрачным сиреневым светом, существа, бывшие некогда людьми, исчезли. Трубка потемнела и обуглилась.