Первый и Последний.

Angel-HranitelОн с тоской взглянул в окно. Вот уже много лет, каждый вечер в голову лезут воспоминания о первой трансформации.
Это случилось в метро. На обычно полупустой станции Смоленская. Он стоял на платформе, лениво провожая взглядом проносящиеся мимо поезда, потягивал пиво. Банка приятно холодила руки, и он наслаждался ветром, играющим с полами плаща в кошки-мышки. Ветер… Откуда под землей ветер? Как я люблю эти упругие потоки, несущиеся по подземным туннелям. Они не встречают преград, обтекают препятствия, даруют ощущение свободы и бесконечности в замкнутом пространстве подземки. Когда из черного зева туннеля, опережая металлического, с горящими глазами, зверя, вырывается бойкий порыв ветра и бросается прямо в лицо свежей, тугой струей. Развеваются волосы, взлетают юбки, трепещет одежда, плотно прилегая к телу.
Закроешь глаза, и сразу появляется бездна, в которую хочется сорваться и лететь. Мечта человека о полете, крыльях, свободе.
Внезапно, из ниоткуда в голову проник глубокий и резонирующий голос.
— Время пришло….
Боль в спине была настолько резкой и неожиданной, что тело изогнулось самым неестественным образом, практически заставив человека встать на мостик. Банка выпала из сведенных судорогой рук и застучала по полу. Снова скрутило, теперь уже в другую сторону, в позу эмбриона. Он уперся кулаком в плиту и застонал сквозь зубы. Что случилось? Что происходит?
Редкие пассажиры, ожидающие поезд с нарастающим беспокойством взирали на его акробатические потуги. В спину будто ударили металлической балкой. Захрустели кости, изо рта на гранитную поверхность просочилась струйка крови из прокушенной щеки. По плащу пошли складки, бугры. Стало заметно, что над лопатками появились и уплотняются уродливые наросты. В неожиданно установившейся тишине послышался неестественно громкий треск рвущейся ткани.
— Смотрите… У него выросли крылья!
— Мама, мама! Это ангел?
— Позвоните же скорее в милицию…
Последняя вспышка боли, и мозг погрузился в благодатную тьму. Он не ушел и не убежал. Потому что не смог. В себя он пришел уже в исследовательском центре.
Его поздравляли, хвалили, пели осанну. Ну, естественно, ведь он — Первый. Он дал людям крылья. Осуществил давнюю мечту всего человечества. Теперь все будет иначе. В мире крылатых людей все измениться к лучшему.
Но за восторженными лицами ученых, он заметил, случайно, краем сознания, темную тень фальши. Тут же потребовал рассказать ему всю правду, как бы она не была жестока. И горько пожалел об этом. Конечно, он рад за людей, получивших благодаря его расшифрованному геному способность летать. Теперь у каждого человека есть крылья. Даже у младенцев. И все это благодаря ему — Первому. Но, как всегда, есть маленькое, гаденькое «но». У него самого крыльев больше нет. Они исчезли. Нам очень жаль, это ошибка науки, трагическая случайность, непредсказуемая вероятность. Но, тем не менее, свершившийся факт. В мире крылатых людей, он Последний бескрылый человек, пусть даже и практически бессмертный.
И вот, он с тоской смотрит в окно. Город прекрасен, архитектура изменилась, приспособившись под нужды своих крылатых обитателей. Тысячи летающий созданий порхают вокруг его башни, словно хоровод гигантских мотыльков. Они наслаждаются полетом, ветром и свободой. А он, будто заточен в золотую клетку, и не может даже свести счеты с ненавистной жизнью. После неудачной попытки выброситься в окно, он обрел почетный караул. Теперь рядом с его квартирой летает с десяток добровольцев, которые считают своим долгом беречь его жизнь. Потому что он Первый и Последний.