На вкус и цвет товарищей нет.

image_530508111320183161359_midОн лежал оплетенный проводами и трубками системы жизнеобеспечения. На лице, туго обтянутом серой кожей застыла гримаса брезгливого ужаса. Тело периодически содрогалось, и монитор системы регистрировал вспышки мозговой активности и выплески адреналина в кровь. Внутри человеческого мозга происходила отчаянная борьба за остатки здравого смысла.
…цвета менялись один за другим. Одно наплывало на другое, смешивалось, поглощалось, исторгалось. Брызги ярости, лагуны умиротворения, прыгающие зайчики бодрости. В этом ярком хороводе ворочалось нечто, пугающее и манящее одновременно. Внезапно цвета обрели умеренность, и стало видно, что копошащиеся фигуры имеют невероятные…
В распахнутых глазах его плескался ужас и отчаяние. Пронзительный крик еще звучал, когда в бокс вбежали фигуры в белых халатах. Сделали инъекцию, уложили на ложе, пытались успокоить.
Док, это кошмар. Помогите мне.
Все хорошо, Дэвис. Опасности нет. Тише, тише. Все еще мелко дрожа, он откинулся на подушку.
Лекарство понемногу действовало на возбужденную нервную систему.
— Все позади. Успокойтесь. Я помогу вам.
Док, мне надо рассказать вам все, — Дэвис схватил врача за руку. — Я вижу этот сон уже не первый раз. Я должен вам его рассказать.
Возможно, когда вам станет легче…
Мне уже легче. Поймите, мне необходимо с кем-то поделиться этим, а не держать в себе, — он судорожно вздохнул. — Прошу вас, док!

Хорошо, хорошо…Видите, я здесь. Я слушаю. Успокойтесь и рассказывайте.
Я вижу, как мы высаживаемся на планете земного типа. Я руковожу спасательной экспедицией. Вопреки предостерегающим прогнозам, нас встретили очень миролюбиво. Предоставили транспорт. Такой кричаще раскрашенный, будто балаганный шарабан. Показали столицу.
А кого вы спасали?
На планете пропал ученый. Знаете, во сне это был ученый с Бэты Лебедя. Они там, на Бэте, все похожи на динозавров. Огромные такие динозавры. Но умные жутко. У них два мозга. Одним они думают, а другой мозг отвечает за жизнедеятельность.
И вы нашли его?
Нет. В ответ на наши запросы о нем, нас привезли на величественную площадь перед живописным озером. Мы думали нас ведут на встречу с ним. Но площадь и пристань были пусты. А площадь такая огромная и красиво украшенная, просто невероятно. Узоры такие затейливые, что кажется, только природа может такое создать. Странно, но площадь называлась именем этого ученого. Они говорили, что предупреждали, говорили об опасности. Но он не внял их предостережениям.
Подождите. Кто эти загадочные — они? Аборигены?
Нет!.. — голова Дэвиса запрокинулась, он застонал сквозь зубы.
Не хотите — не вспоминайте. Успокойтесь! Забудьте. Опасности нет. Я рядом, я вам помогу.
Нет, нет. Вы не можете. Они рядом. Они убьют
меня…
Он снова забился в конвульсиях и через некоторое время отключился.

— Где ученый? Почему его нет? Куда вы его подевали?
Взгляд его невзначай упал на водную гладь. По озеру плыл маленький пароходик, из которого извергались струи разноцветного дыма и воды. Яркая феерия красок будто парализовала волю и Дэвис ненадолго углубился в созерцание этого завораживающего действа.
Случайно он перевел взгляд на площадь и страшная догадка, словно вспышка, ослепила его…
Вы его съели… — пробормотал он. — И вымостили его костями эту площадь, соорудили пристань.
Мы предупреждали его, так же как предупреждали и вас. Поэтому и обеспечили вас успокаивающего цвета транспортом и одеждой. Не следует недооценивать опасность. Мы сами очень сожалеем, но контролировать этот процесс очень сложно. Вы должны понять нас.
Он не хотел поворачиваться к говорящему лицом. Он знал, что этого делать не следует. Но взглянуть на таинственных собеседников было необходимо.
Зубы… Острые, в несколько рядов длинные и острые зубы. Разверстые, оскаленные, разинутые пасти.
— Не смотрите на нас. Не делайте этого! Вас же предупреждали…- в словах послышалось сожаление.
Да, он сделал ошибку. Вероятно, диплодок-ученый хотел исследовать их, и ему пришлось внимательно посмотреть им в глаза.
От легко впадающих в ярость и реагирующих на цвет монстров не могло спасти ни одно средство. Только осторожность. Но он ее утратил.
— Все группе — внимание! Не смотреть на аборигенов. Медленно отходим к автобусу. Оружие не применять. Пока…
Они двинулись, стараясь не привлекать к себе внимания резкими движениями. Но было поздно. Толпа уже бесновалась. Щелкали пасти, скрежетали когти по плитам площади, клацали хвосты по костям достопочтенного ученого диплодока.
— Группа — бегом. Огонь на поражение.
Они бросились вперед, в отчаянном рывке, прокладывая себе дорогу лучами орудий. Кровь у существ была синего цвета, но под солнцем она несколько раз меняла цвет, прежде чем стать черной…
— Кровь, черная кровь, — глаза Дэвиса молили о помощи. — И зубы. Вот такой сон, доктор.
Врач пожевал губами, вздохнул глубоко и тяжело, будто ему на плечи давила каменная глыба.
Мне очень жаль. Но это не сон. Это ваши реальные воспоминания. Вас самого с трудом спасли.
Нет, док, этого не может быть. Ведь это всего лишь кошмар. Скажите, что это плохой сон. Этого не может быть на самом деле, — Дэвис был опустошен.
Простите. Мне не следовало говорить.
А как же моя группа? Те люди, с которыми мы высадились на планете? Где они?
Все погибли. Все, кроме вас. Мне очень жаль…

Добавить комментарий